Психология и пластическая хирургия

Юлия Титова: Здравствуйте, в эфире канал «Медиадоктор» и программа «Пластическая хирургия с доктором Захаровым». Я с удовольствием представляю Антона Захарова – врача, пластического хирурга. Антон, здравствуйте.

Антон Захаров: Добрый вечер.

Юлия Титова: Я Юлия Титова, и моя соведущая – прекрасная Екатерина Крюкова.

Екатерина Крюкова: Здравствуйте.

Юлия Титова: Обсуждаем мы сегодня анестезию в пластической хирургии, и первый вопрос, который хочется вам задать, Антон: за последние десятилетия или в рамках вашей практики как изменялась анестезия, что вы ощутили на себе, стала ли она качественно лучше, и каких особых достижений она достигла?

Антон Захаров: Вы знаете, анестезиологическое пособие – это тема, которая вызывает массу внимания и волнения у наших пациентов, и это крайне важная тема для любого вида хирургии. Особенно для пластической эстетической хирургии, где пациент решается на этот шаг сам, а не становится заложником обстоятельств, когда ему нужно делать какую-то операцию. Без сомнения, отрасль «анестезиология и реанимация» развивается очень большими шагами, как и все другие направления в медицине. И те виды пособия, которые используются в пластической хирургии, тоже идут вперед, и каждый год появляется что-то новое, но это новое – это часть общей системы явлений в этой профессии.
Конечно же, прослеживается общий тренд, потому что со временем операции усложняются, технологи усложняются, они требуют более глубоких видов анестезиологического пособия, более эффективных видов. Длительность операции сохраняется достаточно большой, только если раньше это было связано, скажем так, с медленной реализацией каких-то технологий, то сейчас с появлением эндоскопических техник, с появлением каких-то малоинвазивных и более прогрессивных методик длительность сохраняется прежней, потому что параллельно увеличивается объем. То есть, скажем так, ускорение процесса компенсируется увеличением объема. И, конечно же, требования, которые предъявляет эстетический хирург к работе анестезиолога, очень высоки, и этот специалист должен быть все время на острие прогресса и использовать самые современные аппараты, самые современные препараты и, в принципе, методы ведения пациента интраоперационно, потому что хирург работает в паре с анестезиологом. А анестезиолог поддерживает правильное давление, правильный гуморальный гомеостаз, поддерживает состояние пациента таким, чтобы хирург мог работать максимально эффективно, максимально быстро, тратить минимум времени на остановку какого-нибудь диффузного кровотечения, не связанного с работой с сосудами, а связанной непосредственно с кровоточивостью тканей. Это тоже во многом зависит от качества анестезиологического пособия. И анестезиолог – это человек, который отвечает, в целом, за состояние здоровья пациента интраоперационно, за безопасность, за его жизнь, и, конечно, важно, чтобы этот человек был всегда крайне квалифицированным, и многие эстетические хирурги работают многолетними и сработанными командами со своим анестезиологом.
Поэтому ни в коем случае нельзя преуменьшать значение анестезиологического пособия в эстетической хирургии, и я думаю, что мы попытаемся на сегодняшней передаче осветить какие-то особые аспекты этой темы.

Юлия Титова: Вот что интересно – действительно анестезия меняется, улучшается в каком-то смысле, и любая пластическая операция, так или иначе, сопровождается анестезией, этого не избежать. Но пациенты до сих пор боятся анестезии, потому что существует большое количество мифов, в которые мы до сих пор беспробудно верим. Допустим, то, что общий наркоз можно сделать только один раз в жизни, а дальше это уже большущая угроза для жизни. И вот с какими страхами сталкиваетесь вы в своей практике?

Антон Захаров: Вы знаете, темы анестезиологического пособия, боязни наркоза очень злободневны для любого эстетического хирурга. На приеме хирург постоянно отвечает на вопросы, связанные с наркозом и страхами, мифами. Но нужно отметить, что, в целом, конечно же, это очень иррационально – бояться анестезиологического пособия в его современном формате. Мы, естественно, говорим о правильно оказываемой анестезиологической помощи современными препаратами и с помощью качественных продуктов. Это все очень безопасно, очень контролируемо, и задача анестезиолога – снизить любые риски практически до нуля. Они никогда не могут быть нулевыми, но они близкие к нулю для пациента, и если он правильно обследован, подготовлен к проведению пособия, исключены все противопоказания, и его состояние абсолютно контролируемо, то, конечно, шансы, что что-то произойдет, минимальны.
Более того, даже если развиваются какие-то нештатные ситуации, и есть какие-то те или иные интраоперационные осложнения, связанные с анестезиологическим пособием, квалифицированный специалист в этот момент обладает максимальным спектром препаратов и аппаратов для того, чтобы справиться с этой ситуацией. И, конечно же, можно сказать прямо: риски анестезиологического пособия минимальны в современном варианте, потому что пациент здоров, обследован, подготовлен, и все это сводится к очень маленьким величинам.
Плюс к этому опасения в отношении длительности наркоза либо повторного использования тоже не имеют под собой основания. Ясно, откуда это идет: когда-то 50-60 лет назад те препараты, которые применялись для введения человека в состояние наркоза, они были очень токсичными, имели кучу побочных явлений. Но ведь это одна из самых динамично развивающихся отраслей в медицине! Каждый год появляются новые лекарства – более продвинутые, более селективные, и это позволяет в современном варианте делать это с минимальной токсической нагрузкой. И лекарства, которые используются, допустим, для ингаляционной анестезии – такие, как «Севоран», – они используются у пациентов, к примеру, в ожоговых отделениях для проведения перевязок, которые длятся зачастую по несколько часов каждый день в течение полугода. То есть говорить о вредности однократного или двукратного проведения наркоза для двухэтапной пластической операции, – эти опасения не соответствуют действительности. Если полгода каждый день давать человеку такое же пособие – и даже на таком сроке нет доказанных объективных фактов вреда. Это же исследуется крупными компаниями под эгидой ВОЗ всемирно в разных центрах одновременно. Так что мифы не имеют под собой основания.

Юлия Титова: Что касается препаратов-лекарств, стоит ли человеку-обывателю научиться разбираться в них, или же все-таки положиться на врача? Почему спрашиваю? Ведь действительно появляются новые препараты, которые, возможно, кто-то из врачей попробует потестировать на своих пациентах. То есть одобренные, но еще не зарекомендовавшие себя в сообществе пластических хирургов. Нужно ли изучать ассортимент, который есть сейчас в этой сфере, или же все-таки не нужно, и ничего ты там не поймешь?

Антон Захаров: Без сомнения, пациент не имеет возможности разобраться в схемах ведения анестезиологического пособия, и уровень компетенции пациента не позволяет это делать, 100%.

Юлия Титова: То есть на форумы не надо лезть?

Антон Захаров: Это абсолютно бессмысленное обсуждение, скажем так, лишенное какой-то реальной фактологической базы. Для того чтобы в этом реально разобраться, нужно иметь, как минимум, 6 лет медицинского образования и плюс к этому курс по анестезиологии и реаниматологии и повышение квалификации в течение нескольких лет в виде ординатуры. И только это позволит реально разобраться в том, что там происходит. Это не настолько простые вещи.
А сформировать некое отвлеченное мнение, основанное на недостоверных фактах, – наверное, это будет не очень результативно в плане выбора. Этим должны заниматься только профессионалы.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите +