Психология и пластическая хирургия (страница 5)

Антон Захаров: Так как пациента обследует целая бригада специалистов разного профиля, задача – вне зависимости от забывчивости пациента оценивать объективными методами исследований. Это не просто опрос разными людьми. Это масса объективных аппаратных, лабораторных исследований, которые могут выявить всю правду и у забывчивого человека. И задача всех тех людей, которые занимаются подготовкой, вне зависимости от готовности пациента делиться информацией, потому что есть пациенты, которые пытаются скрывать свое состояние здоровья в чем-то, для того чтобы увеличить шансы попадания на эстетическую операцию – выяснить все как есть на самом деле. И, несмотря на то, что это может сформировать у пациента негативную эмоциональную реакцию, это направлено, в первую очередь, на его благо: для снижения риска осложнений, для получения лучших результатов. Гораздо проще идти врачам навстречу: честно рассказывать о тех состояниях, которые были, или о тех болезнях, которые протекали, получить квалифицированную подготовку. Может, это займет чуть больше времени, но пациент будет подготовлен медикаментозно, поддержан, и с гораздо более спокойным состоянием духа после этого человек может идти на эстетическую операцию, зная, что риски минимальны. Это единственный правильный путь, другого варианта просто нет.

Екатерина Крюкова: Скажите, пожалуйста, почему почти во всех медицинских опросниках есть графа: «Когда вы последний раз проводили операцию, сколько их было вообще, возможно, в вашей жизни?». Это наводит нас на мысль, что количество наркозов, возможно, должно быть ограничено в жизни или что-то подобное.

Антон Захаров: Это следствие домыслов, что, может быть, это потому, что количеств наркозов ограничено. Реально количество наркозов никак не ограничено. Если есть потребность человеку выполнить ряд анестезиологических пособий по каким-то общесоматическим показаниям, не важно, какие это заболевания, любые – то это все делается, и это нормально. В эстетической хирургии то же самое: количество эстетических операций, которые человек может перенести под наркозом, не столь велико, чтобы в течение его жизни количество подобных пособий стало значимым. Скорей всего, задачи, которые человек может ставить перед хирургом, закончатся гораздо быстрее, чем наступит необходимость рассмотрения объема анестезиологических пособий.

Юлия Титова: У меня организационный вопрос. Весь пул врачей, которые проводят предобследование, в норме должен находиться при клинике, в клинике, оказывающей услуги пластической хирургии, или же, как правило, пациентов куда-то направляют?

Антон Захаров: Это зависит от индивидуального процессинга медицинской организации. Конечно, когда есть все вместе, в этом есть большой плюс, потому что часто эти доктора имеют правильный коллегиальный контакт и могут более глубоко погрузиться в нюансы. Но, тем не менее, разные структуры построены на разном формате взаимодействия. И если это клиника, допустим, кардиологии, которая должна дополнительно оценить пациента эстетической хирургии в направлении кардиологии, и их связывают определенные профессиональные отношения, то, конечно, лучше отправить человека в профильное учреждение, зачастую узкоспециализированное, чем аналогичного уровня квалификации кардиолога удерживать в чужой клинике эстетической медицины. Поэтому здесь может быть и так, и так, все зависит от конечного качества. А оно должно быть в любом случае высоким, вне зависимости от того, как выстроен процессинг.

Юлия Титова: Но в любом случае сопровождать подготовку к пластической операции обязательно должно обследование. Это как ярлычок.

Антон Захаров: Без сомнений, другого нет.

Юлия Титова: Вопрос по поводу подготовки пациента непосредственно к анестезии. Есть ли какие обязательные требования, диеты, отказ от чего-либо, или в принципе все текуче?

Антон Захаров: Никаких специализированных требований нет. Есть штатный подход в виде ограничения питья за количество часов. В зависимости от вида пособия это количество часов разное. Предварительное ограничение питания. Но это штатные, режимные вещи. Чего-то специализированного, к чему человек должен длительно готовиться, в обычном течении событий нет. Есть редкие случаи, когда пациенту нужна спецподготовка: то, что мы обсуждали ранее, когда есть какое-то заболевание, требующее предварительной медикаментозной коррекции. Но это, скорее, исключение, чем правило.
Я бы хотел сказать пару слов о принципиальном аспекте, который мы забыли осветить. Это длительность анестезиологического пособия в целом. Критически важно, чтобы эта длительность не была большой. Когда операции делаются одновременно – есть что-то на лице, есть что-то на теле и еще что-то, и еще что-то и еще что-то, и это какое-то немыслимое количество часов – они, конечно же, даже если оборудование великолепное, даже если анестезиолог высокопрофессиональный и препараты самые лучшие, несут в себе большие риски.

Юлия Титова: Но от пациента это не зависит.

Екатерина Крюкова: А это сколько часов, вы имеете в виду?

Антон Захаров: Желательно, конечно, укладываться в 4 часа. В отдельных случаях операция может быть продлена: 5-5,5 часов. Но это уже немножко другой уровень рисков. В принципе такие операции могут быть как ЧП, когда что-то случилось: когда какая-то интраоперационная проблема и удлинение операции является необходимостью для решения этой проблемы. Хирургии без этого никуда. Но заведомо планировать слишком длинные, комплексные вмешательства – это, конечно, неправильно.

Екатерина Крюкова: То есть это второй контрольный вопрос к хирургу.

Антон Захаров: Да.

Екатерина Крюкова: Если он говорит: «Мы вас 8 часов сегодня покромсаем».

Юлия Титова: Сделаем все сразу.

Антон Захаров: Сделаем и то, и то, и то и это.

Екатерина Крюкова: Да, за один раз. «Вот вы приехали к нам из Санкт-Петербурга и уедете красивым». Так не может быть.

Антон Захаров: Да, это сразу должно навести пациента на мысль о том, что его безопасность в этом плане не учитывается, а учитываются какие-то другие вещи.

Юлия Титова: Всем понятно, какие. Ну, что ж, к таким врачам мы не пойдем. Я думаю, что мы для себя подчеркнули важные аспекты, на которые нужно обратить внимание при выборе врача и клиники. Антон, спасибо большое. Очень интересно, очень полезно.

Антон Захаров: Спасибо вам.

Юлия Титова: Дорогие друзья, в студии были Антон Захаров, врач, пластический хирург, Екатерина Крюкова, я, Юлия Титова. Мы говорили об анестезии в пластической хирургии. Это канал «Медиадоктор». Будьте здоровы.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите +